Внешний человек

Внешний человек
«Человеком внешним» в традиции Спаса называют плоть человеческую. Глядя на то, как она  ветшает и изнашивается в течение жизни, подобно одеждам телесным, плоть, ...

Внутренний человек

Внутренний человек
ТРИГЛАВ ДУШИ И ОБРЕТЕНИЕ СИЛ Человек «нутренний» как прямое отражение Мира, есть совокупность и нераздельное единство трёх уровней и четырёх начал. Суть наша, - г...

О Плуте.

Хотелось написать веселый рассказ, который должен был доводить до абсурда и бессмыслицы потуги людей познать, что-то запредельное, или узнать секрет, который позволит проскочить в иной мир, но эта игра ума и личности мне надоела. Я много улыбаюсь, когда хочется бить и себя и других по голове за тупость, за мерзость и прочее. Вечная клоунада.

Меня попросили показать, что такое не идти плутом, а идти за силой, и какие для этого нужны приблуды. А я не умею идти за силой. Сила, вообще странное слово, сколько в нем беспредельного…Пожалуй сказка будет о том как отражать мир…

Запредельное искажение (бесконечная история)

Жил на свете один, плут, хитрец, мудрец, но не жнец и не кузнец. Звали его, а ни как его не звали, сам приходил, когда хотел, за что бывал бит. А кликали его Василём Простодырым, но погоняло сие было у него не от того, что в карманах или в заду дыра была, а потому, что голова была дырявая. Люди Василя не то чтоб не любили, некоторые побаивались, некоторые просто не выносили, так как странноватый был Василь. На вид дурак дураком был, борода не брита, иногда лишь стрижена, бывала, на голове вечно шапка натянута, глаза безумные или сонные, а все не как у людей.

Дурак – дураком, а не просто он таким стал. Был он когда-то как все, жил был горя не знал. Рос со всеми, в игры разные играл, до поры до времени. А потом как дети вырастать стали, все по кучкам, да по кучкам больше гуртуются. А наш Василь, то туда побежит, то сюда. Так прибежит к одним, что кружок «Сильных забияк» основали, а они бац, бац и наваляли.

Подумал Василь : «Не, эти не для меня, хочется к ним, да лучше в лес я пойду, или вот лучше к другим пойду.» . Пошел Василь к другим. Другие – это были дети, которые себя называли громко и гордо «Другие». У Других свой закон был, знать надо было много премудростей, чтоб от обычных отличаться, от тех, что по обычаю живут. Тут конечно Василя приняли, битых там любили. И стал Василь искать, а как же быть самым Другим среди всех Других. Все законы выучил, все, что отличает его от, забияк да от быдла всякого. И вдруг обнаружилось, что все Другие, что особенностью своей очень дорожат, такие же как он сам, и настолько они Другие, что буд-то вылеплены из одного теста. Василь же к тому времени сильно проникся всем и когда понял, что все его отрицания, отрицания есть лишь отрицание самого отрицания. Тут у него с головой в первый раз плохо стало.

Пошел Василь в лес волшебный, что мысли в порядок приводит. Зашел в самую чащу, видит холм, взошел на него и открылось Василю запредельное, что можно просто сидеть на холме, и не нужны ему ни особенности, ни приблуды с кулаками, но не поверил Василь себе. Думает : «Сие обман есть, не может быть, чтоб человек сидел на холме и ему больше для души ни чего не надо было, пойду я обратно в кучки».

Вернулся в деревню и пошел опять к Другим, а они на него смотрят косо, ходил он на них заглядывал. И тут сплоховал наш Василь, вдруг как вскочит посредь собрания «почетных Других» И как заорет: «Вижу я вас, вы тут все обычные!» Ну такого, Другие стерпеть ни как не могли, и как надавали тумаков Василю. Идет Василь и думает : «Опять все не так, и из этого кружка выгнали. Знать чего-то мне не хватает, раз второй раз по бокам надавали.»

Все было бы хорошо, да на тебе новая печаль на голову. Вообще не бывает, чтоб не было повода печалиться, наверное, как и радоваться печали, или печалиться радости. Подрос Василь и захотелось ему с девахой красной, прелестной да прекрасной за ручку ходить. Видит он деваха, да такая прямо ух ! Прямо ух! Ух не ух, а наш лопух к ней. И говорит: « Девица красная , смотри какой я, я могу тебе рассказать, обо всем! Я уже у Других был и у забияк был! И вообще я хочу за ручку ходить!». Посмотрела на него девица красная и молвила человеческим голосом: « Да ты дурачок я погляжу, вот был бы ты забияка главный или ну хоть Другой не такой как все, а ты говорить толком не можешь, сил у тебя нет и ни чего у тебя нет, гуляй дурак».   Сел Василь в лужу и плачет, причитает всё: «Чтож все у меня не так. Туда не попал, но не пропал, сюда попал, но не попал, а пока пропадал, да попадал, все и пропустил». Долго сидел Василек, а делать нечего поднялся, да домой побрел. Пришел домой, вспомнил разговор свой и прозрение наступило на него: « А ведь я за силой бегаю, людей ищу!!» Но какая сила нужна?

Год прошел за ним другой, а Василь все сам не свой. Бродил, ходил людей искал, что силой владеют. И тут повезло дураку, шел он как-то по тропке, а на встречу ему дедуська старый как сама древность. Идет дед с закрытыми глазами по тропе, а ни о камешек, ни о корешок не запинается. Василь от удивления так рот и раскрыл. «Дедуся подожди»- кричит : « Я тоже так хочу!!!». Остановился дед и смотрит грозно на Василя. Увидал это Василь, смутился, подошел к деду и молчит, стоит.

«Меня Архипом Петровичем зовут, а ты кто есть такой?» - сказал дед.

- А я Василь и я тоже так хочу уметь.

- Ну хорошо, буду тебя учить. Живу я на краю деревни, и не любят меня люди, а ты меня не боишься?

- Да, нет, а чего тебя бояться, ты же дед, а я здоровый, сильный да еще и умный - сказал Василь.

- Ладно, умный, будешь у меня умным ходить, отсель и три года , три месяца и три дня.

Так и получилось, приходил Василь к деду, а тот при каждой встрече брал с собой палку, да учить начинал. Пойдут они с дедом в деревню соседнюю, сядут на площади базарной и смотрят на людей. А Архидед и говорит Васильку : « Вот гляди, как гуси вокруг тебя ходят, смотри через зеленые очки на них и увидишь их цвет, как цвет совпадет, так человек человеком, а как будет цвета перемешивать, так скот перед тобой».

Посмотрел Василь на деда и отвечает: « Знаешь, старый, я к тебе за силой пришел, а ты мне со своими очками зелеными пристал, с кривыми да прямыми!» Тут дед как подскочит да как даст Василю по голове палкой и говорит: «Как же ты умник, хочешь силой владеть коль умный такой, да кривой напрочь». Насупился Василь, обидно ему стало, что дед его бьет за ум его. И говорит: «Знаешь дедуся, домой я пойду, странноватый ты какой-то», а дед ему вслед «иди, а от себя не сбежишь , и все равно ко мне вернешься, раз за большое дело взялся». Плюнул Васька, да домой пошел. День супился, два, а на третий к деду ноги сами понесли.

- Понял я тебя Архип Петрович, я у тебя в дураках умных все время ходить буду, доколь не перестану за ум держаться, да за тот, что люди вложили. Лучше уж просто дураком быть, тут пустому самолюбию места нет.

Выслушал, это все дед и лишь головой покачал… Ну да ладно чтож поделаешь, дурак есть дурак.

Прошло три года, три месяца и три дня. Сильно изменился Василь. Видеть по-другому начал, вроде и силу видел да в слова вложить ее не смог, но уже не проведешь его на мякине. Пошел опять в народ, а тот уже на другие кружки распался.

Смотрит в одном краю деревни шум да гам, а там собрание идет. Народ собрался, пошел и Василь туда, а там куча философов из тех, что раньше Другими были. А они не просто стоят, они все спорят, да вопросы важные решают, чей бог сильнее, да какой бог правее. Пришел, значит, Василь и глядит, дивится, глаза таращит. Смотрит на людей, а видит гусей, да не простых, а переливчатых, гуси ходят чинно гагочат, шипят друг на дружку. Василь же от видения такого со скамейки повалился, лежит на спине и от смеха в себя прийти ни как не может. Завидели его гуси, и давай на него шипеть. Шипят, глаза дуют, а Василь тоже стал на них шипеть и глаза пучить. Тогда не стерпели, крылатые и налетели на Василя и давай его дубасить. Еле сбежал Васька, все бока отбили. Да, думает, вот научил так научил, чтож мне теперь делать-то. А пойду к забиякам. Пришел, глядь, а там свиньи с собаками за кормушку грызутся. О как, а те, что раньше меня били в свиней превратились, глаза заплыли лбы заплыли, сие нелюди есть. Но выглядят забавно, что псы, что хряки. Ходят на двух ногах, а головы не человечьи, вспомнил Васек про то, как его философы побили, и сдержал улыбку. Но заметили его свинособаки и решили спросить, а что это его убогого на их собрание привело. Испугался Васька, рот открыл, глаза вытаращил, шапку натянул на уши. Увидел это главный свинособак, и давай хрюкать: «Епа братва, смотри хмырь меньжуется, слышь давай его накерним».

Прибежал Василек домой, и думает. Что-то тут не так, все в кружках силы хотят, а силы не имеют, как только из кружков выйдут так и нет их силы. Сила в них но, им не принадлежит. Покажу я им силу, что в себе открыл пока у деда был, сила которая моя и не чья. Позвал Васька знакомых, что в собраниях участвовали, и говорит им: «Вы же друзья мои, все сильные, а давайте я вам о другой силе расскажу.» Услышали друзья о другой силе, и тут же смекнули: « А что пусчай, че и расскажет, а мы это попользуем, будем на наших собраниях пользовать, да управлять, а может и для бессмертия пригодиться краюха»

Настал званый день, и Васька собрал народ. Ну и говорит: «Научился я видеть вас насквозь, ну если не насквозь, то особенно. И это сила, потому как вижу невидимое, а местами и показать его могу». Заорал народ в негодовании: « Давай показуй! Харе трепаться! И секрет раскрой, требуем разоблачение!» .

- Хорошо, будь по-вашему!- Встал Васька, как топнет так народ и повалился с ног, да только не замертво, а так просто на попу присел. Тут Василий и говорит: «Други братия, это есть доказательство, что другой мир существует и там есть силы нам неведомые! А разоблачение в том состоит, что надо много палкой получать, да по вашим мирам ходить, чтоб в усилии своем вырасти!»

Поднимается, тогда на ноги один из философов, и спрашивает: «Извините, а как это применимо к жизни, что мне это дает?»

Васька аж опешил: « Ну вы же сами клятвенно заверяли меня, что вам интересно бессмертие! А это есть возможность, которая явно исходит из того мира, и значит тот мир есть, и это значит, что мы не окончательны!»

- Красивая гипотеза, уважаемый, а что-нить более прикладное? Скажем, как загипнотизировать девушку своей мечты? Или скажем, материализация чувственных идей?- Произнес философ.

Смутился Василек, но не оробел: «Можно и чувственные и идеи ваши, но по мирам придется ходить и палкой получать!»   
Тут подскочил Хряк, что самый главный и говорит: « Ату его! Давайте ему палок по бокам, пусть знает к чему народ собирать зазря! Еще нас будет ко всякой дурости призывать!»

Тут Васька совсем омертвел и дошло до него, что другие миры не для всех, и не стоит ни кого туда тянуть, не в природе это признавать смерть телесную и бессмертную душу. Такие пустяки не для продвинутых умов, и ожиревших затылков.

Побежал из деревни Васька, да так, что есть мочи. Опять в лес свой пришел, на холм поднялся. И головой качает, так и просидел неделю. А как домой вернулся, так и прицепилось к нему имя Простодырый, потому как шел и улыбался всем гусям и свиньям, да не просто, а подхрюкивал, да гоготал.

Подлыгало.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить