Внешний человек

Внешний человек
«Человеком внешним» в традиции Спаса называют плоть человеческую. Глядя на то, как она  ветшает и изнашивается в течение жизни, подобно одеждам телесным, плоть, ...

Внутренний человек

Внутренний человек
ТРИГЛАВ ДУШИ И ОБРЕТЕНИЕ СИЛ Человек «нутренний» как прямое отражение Мира, есть совокупность и нераздельное единство трёх уровней и четырёх начал. Суть наша, - г...

Действие

Действие

Глубокое осмысление в народной традиции получает действо - действие. Для наших предков любое действие – это, прежде всего, освоение окружающего мира, жилого простора через связывание времени и пространства в единый клубок. Индоевропейский корень -de- в «действии» определяет значение слова, как связывание.... Когда мы говорим о делании, то глубинно подразумеваем, зачастую не осознавая, возможность «производить священные действия" и никак не меньше. Действие в своей сути связано с настоящим, "здесь и сейчас".

Чтобы увидеть, как в действии магическое переплетается с повседневным, рассмотрим такой яркий пример как брань.

Брань, ругань — речевое поведение, наделяемое магической силой. Матерная брань, с одной стороны, нечто запрещённое, а с другой — ритуализованное действие в семейных, календарных и земледельческих обрядах. У славян матерная брань обычно оценивается как черта мужского поведения. Согласно легендам, мужчина получил право ругаться в награду за почтительное отношение к Богу (указал ему дорогу), в то время как женщине запрещено матерно браниться, потому что она ответила руганью на вопрос Бога.

В глубокой древности брань - достояние жреческого сословия. Она считается языком огня, посредством которого жрецы ведут войну с нежитью, «выжигают» в человеке всякую "нечистоту". Память о тех далёких временах нашла отражение в поздних обрядах народного календаря. В святочном обряде брань могла произноситься колядниками в адрес негостеприимных хозяев. Брань есть важный компонент пародийных святочных игр. Во время игры «в покойника» отпевание у русских состоит из отборных ругательств. Бранятся, сжигая чучело Масленицы. Непристойная брань, срамные песни, сопровождающиеся заголением, исполняются накануне Троицы, в Духов день, Семик.

Существуют временные запреты на Брань. Например, в сакральные дни, в том числе в «первые»: в Сочельник, чтобы не ссориться весь год, на Пасху – чтобы не помешать росту посевов. Запрет браниться в определенных местах объясняется тем, что брань оскорбляет духов – покровителей данного места: нельзя браниться в доме и в лесу (этого не любят домовой и леший), там, где висят иконы, стоит печь. Считается опасным бранить детей - ребенка, которого выругали «черным словом», могут унести злые духи.

Брань широко используется в роли оберега: ею прогоняют лешего, домового, русалку, ходячего покойника и т.п. Для этих целей брань иногда сильнее молитвы. Бранью отгоняют градовую тучу, бросая в неё молот и матерно ругаясь. Бранят человека (животное, предмет), которого хотят уберечь от злых сил. Если человек долго не возвращается домой, то его имя кличут в печную трубу с бранью.

Брань в земледельческих обрядах имеет целью обеспечить плодородие земли и охрану посевов. Перед началом сева рекомендовалось троекратно выругаться матом.

Брань разделяется на несколько составляющих. Выделяют в ней обзывания – эмоционально окрашенные, отрицательные характеристики человека. Например, "гадина", "подлюка", "сволочь", «Иди ты, удод вонючий!» и т.п.

Отсылки - выражения, обозначающие места отсылки адресата. Отсылают в «чужое» неосвоенное пространство - «Иди в баню!»; к нечистой силе - «Пошел тык лешему!»; в телесный низ - «Не пошел бы ты в сраку!».

Проклятия – пожелания с высказыванием зла, например, «Чтоб тебя Бог наказал!», «Чтоб тебя перекосило!».

Отказы – словесные выражения, произносимые в ответ на «угрожающие» действия или слова, проклятья, чтобы отклонить их вредоносные воздействия, наслать на бранящегося невзгоду типа «Типун тебе на язык!», «То тебе, то тебе!», «Хрен тебе!» или "Шиш тебе!"

И, наконец, всем известная матерная брань, про которую говорят, что это язык древней магии, непросто плохие слова, а действия, которые сопровождаются словом. Это частично можно подтвердить тем, что матерная брань в те далёкие годы изливается из уст священников, и не простых, а архииреев. Любопытно в этом отношении письмо протопопа Аввакума к царю Алексею Михайловичу, в котором он описывает его «загробную судьбу»:

«А мучитель ревёт в серном адском огне на-вось тебе столовые, долгие, бесконечные пироги и мёды сладкие, и водка процеженная, с зеленым вином! А если под тобою, Максимиян, перина пуховая и возглавие (подушка)? И евнухи опахивают твоё здоровье,чтобы мухи не кусали великого государя? А как там срать тово ходишь, спальники-робята, подтирают ли гузно то (зад), у тебя в аду том огненном? Сказал мне дух Святый, нет де там уж у вас робят тех, все здесь остались, да уж-де ты не сереешь кушанье-того, помаленьку самого кушают черви, великого государя. Бедной бедной, безумную царишку, что ты над собою сделал! Ну, где ныне светлоблещающиеся ризы и уряжение коней? Где златоверхие палаты? Где струение сёл любимых? Где сады и ограды? Где жезл и меч, коими содержал царствия державу? Где светлообразные слуги, что яко ангелы, пред тобой, оруженосный, попархивали в блестящих ризах? Где все затеи и заводы (обычаи) пустошного сего века, в которых ты непрестанно упражнялся, оставив Бога, и оставил Бога, и служил яко идолам бездушным? Сего ради и сам ты отринут от лица Господня во ад кромешный. Ну, сквозь землю пропадай, блядин сын!»

Подлыгало