Внешний человек

Внешний человек
«Человеком внешним» в традиции Спаса называют плоть человеческую. Глядя на то, как она  ветшает и изнашивается в течение жизни, подобно одеждам телесным, плоть, ...

Внутренний человек

Внутренний человек
ТРИГЛАВ ДУШИ И ОБРЕТЕНИЕ СИЛ Человек «нутренний» как прямое отражение Мира, есть совокупность и нераздельное единство трёх уровней и четырёх начал. Суть наша, - г...

Сказки

О сказке в СПАСЕ

o skazke1

Особое слово надо сказать о сказке. Ибо без неё мироустроение, в котором живёт Спас, не может быть законченным. Ведь без неё, то есть без сказки, дорогу в Спас не отыщешь, это единственная дорожка туда! Так поучали наставники в Спасе.

Так что же сказка значит для Спаса? И почему без неё не сыскать дорожку в бездорожное?

Сказка – это связка, сказка – это складывание. Сказывать сказку означает в первую очередь связывать или складывать слова и предметы. Недаром в русском народе сказочником называют человека, который не только помнит содержание сказок, но умеет их излагать складно – согласно пословице «Красна песня ладом, а сказка красна складом». Под складом в данном случае имеется в виду стройное и нерасторгаемое сплетение слов и образов.

 

Про Казака Никиту

Сказ про казака Никиту и Чертово отродие

Жил когда-то в нашей станице казак по имени Никита Живко. Справный был казак. Умел готовить пышный и вкусный хлеб, какой никто не умел готовить. Да чистую и крепкую водку, какой ни у кого не было.

Однажды осенью, уже в конце сентября, когда предгорные леса начали одеваться в золотые наряды, изумрудно-зеленая вода в реке стала такой прозрачной, что было видно, как колышет хвостами в заводях пятнистая форель, решил Никита отправится на охоту.

Весь день проездил он в горах, а когда начало смеркаться, был Никита от дома далеко. Решил он заночевать в лесу. Спешился, развел костер на поляне и заварил в походном казане добрый кулеш. Поев, задремал Никита, завернувшись в бурку.

Разбудил его громкий шепот и странные звуки, которые он услышал сквозь сон. Приоткрыл глаза казак и увидел, что костер почти погас, а вокруг мелькают странные тени. Не успел он еще ничего подумать, как кто-то подошел к костру, бросил в него охапку сухих веток и изо всех сил дунул в огонь. Вспыхнуло пламя и осветило поляну. И увидел Никита, что вокруг костра собрались бесы.

 

Про казака Митяя

Сказ про казака Митяя

Давно это было. Жил в нашей станице молодой казак по имени Митяй. Вроде как все, но особливо он до казачьего Спасу охотлив был. Всё хотел его секреты прознать. У кого только не справлялся по сему, всех занудил расспросами своими. Пошёл он и к старому Степану, что за мумлавца в станице слыл.

- Вот скажи мне, дед Степан, что такое Спас? Как его сыскать?

- Не простое ты задумал, - ответил ему старый знахарь. – Вот когда Душа твоя любовью развернётся, тута и Спас тебе объявится.

Ничего не понял Митяй в словах деда Степана, но расспрашивать не стал. Решил сам до сути дойти. А тут и война с турками опять приключилась. Дело привычное. Собрались казачки всем миром – и млад, и стар и пошли на защиту земли своей. Пошёл на войну и Митяй. Хотелось ему себя показать, перед товарищами утверждение заиметь. Рвался казачок то в разведку, то провиант у неприятеля отбить.

Вразумляли его сослуживцы: «Погодь, казак. На твой век хватит ещё. Жизнь протянется, всего достанется». Но не хотел ждать Митяй. Думает: «Вот возьму в плен пашу турецкого. Все тады посмотрят, каков я есть». И ушёл к противнику, никому не сказавшись.

 

Про казака Харитона

Сказ про Жар-Цвет и казака Харитона

Жил в нашей станице один казак. Харитоном звали. Жил абы как. Шабол, одним словом. Всё клад мечтал разбойничий сыскать. Ходил цельным днём по улице, что – то бормотал себе под нос, словно полоумный какой. Народ его сторонился. Никто с ним первый не заговаривает, про печали заботы не спрашивает.

Вот как – то сидит он на крыльце и думает: «Всё, сил моих больше нету. Клад вовеки не сыскать. Пойду в работники, да женюсь». Вдруг видит, собаки на старуху кинулись. А старуха нездешняя -погрызут сейчас. Вот Харитон их и погнал. Поблагодарила его старуха. Разговорились они. Узнала про его беду и говорит: «Знаю как тебе помочь. Дело пустяшное».

Упал Харитон на колени: «Помоги, век помнить буду!»

Подняла старуха его с колен и говорит: «Пойди в полночь на Купалу в лес. Там Жар – цвет цвести будет. Ты цветок сорви и домой беги. Да назад не оглядывайся! В том цветке счастье твоё и будет». Сказала и сгинула. Нет старухи, будто привиделась. Вот дела то!

Дождался Харитон дня заветного и в лес пошёл.

 

Лиса и заяц

Первое издание "Русских заветных сказок" из собрания А.Н. Афанасьева вышло в Женеве в 1872 году. В предисловии того времени сказано: "Эротическое содержание заветных русских сказок, не говоря ничего за или против нравственности русского народа, указывает просто на ту сторону жизни, которая больше всего дает разгула юмору, сатире, иронии. Сказки наши передаются в том безыскуственном виде, как они вышли из уст народа и записаны со слов рассказчиков. Это-то и составляет их особенность: в них ничего не тронуто, нет ни прикрас, ни прибавок". Любопытны "Заветные сказки" своей образной русской речью и ее светлым юмором.

"Honny soit qui mal y pense" (Да будет стыдно тому, кто дурно об этом подумает).

Лиса и Заяц

Пришла весна, разыгралась у зайца кровь. Хоть он силой и плох, да бегать резов и ухватка у него молодецкая. Пошел он по лесу и вздумал зайти к лисе. Подходит к лисицыной избушке, а лиса на ту пору сидела на печи, а детки ее под окошком. Увидела она зайца и приказывает лисеняткам:

- Ну, детки! Коли подойдет косой да станет спрашивать, скажите, что меня дома нету. Ишь его черт несет! Я давно на него, подлеца, сердита. Авось теперь как-нибудь его поймаю.

А сама притаилась. Заяц подошел и постучал.

- Кто там? - спрашивают лисенятки.

- Я, - говорит заяц. - Здравствуйте, милые лисенятки! Дома ли ваша матка?

- Ее дома нету!

- Жалко! Было еть - да дома нет!

 

Страница 1 из 2

<< Первая < Предыдущая 1 2 Следующая > Последняя >>