Внешний человек

Внешний человек
«Человеком внешним» в традиции Спаса называют плоть человеческую. Глядя на то, как она  ветшает и изнашивается в течение жизни, подобно одеждам телесным, плоть, ...

Внутренний человек

Внутренний человек
ТРИГЛАВ ДУШИ И ОБРЕТЕНИЕ СИЛ Человек «нутренний» как прямое отражение Мира, есть совокупность и нераздельное единство трёх уровней и четырёх начал. Суть наша, - г...

Про казака Митяя

Сказ про казака Митяя

Давно это было. Жил в нашей станице молодой казак по имени Митяй. Вроде как все, но особливо он до казачьего Спасу охотлив был. Всё хотел его секреты прознать. У кого только не справлялся по сему, всех занудил расспросами своими. Пошёл он и к старому Степану, что за мумлавца в станице слыл.

- Вот скажи мне, дед Степан, что такое Спас? Как его сыскать?

- Не простое ты задумал, - ответил ему старый знахарь. – Вот когда Душа твоя любовью развернётся, тута и Спас тебе объявится.

Ничего не понял Митяй в словах деда Степана, но расспрашивать не стал. Решил сам до сути дойти. А тут и война с турками опять приключилась. Дело привычное. Собрались казачки всем миром – и млад, и стар и пошли на защиту земли своей. Пошёл на войну и Митяй. Хотелось ему себя показать, перед товарищами утверждение заиметь. Рвался казачок то в разведку, то провиант у неприятеля отбить.

Вразумляли его сослуживцы: «Погодь, казак. На твой век хватит ещё. Жизнь протянется, всего достанется». Но не хотел ждать Митяй. Думает: «Вот возьму в плен пашу турецкого. Все тады посмотрят, каков я есть». И ушёл к противнику, никому не сказавшись.

Недалеч был его путь. Пикнуть не успел, как был схвачен янычарами. Доставили его к паше. Тот смотрит на казака сурово. А Митяй взял под козырёк да как гаркнет: «Здорово, братцы!» Смотрит на него паша, удивляется. Казаки в плен не сдаются, а этот, почитай, сам пришёл. Спрашивает паша Митяя: «Зачем к нам пожаловал?» А Митяй и отвечает: «Хотел тебя в полон захватить и до наших довести». Тут смех поднялся. Но видно приглянулся паше турецкому Митяй. И стал он предлагать Митяю на службу к нему перейти. Но Митяй, понятное дело, отказался. И посадили Митяя у тигулюевку, чтоб малость поостыл.

А увидела Митяя при дворе дочь паши Гюльджамал и воспылала к нему чувством. Решила освободить, его во что бы ни стало. И кинула ему бумажку, где написала, так, мол, и так, полюбила я тебя до беспамятства. Тока о тебе и думаю. Если хоть чуть люба тебе, ответь, я тебе сбежать помогу отседа, а если нет, то не беспокойся.

Посидел Митяй, подумал. Что делать, надо из положения выходить. И решил он покривить душой. Нашёл уголёк, и ответ написал, что согласен. Подадимся в наши края. Там нам самое место. Будешь мне женой, а я тебе мужем.

И вот на следующую ночь щёлкнул замок в его темнице, дверь открылась. Вбежала Гюльджамал в тигулюевку. К Митяю припала, радуется. А он её торопит - время де, не терпит. Вышли они, вскочили на коней, и в бега вдарились. Всю ночь скакали, а поутру присели отдохнуть. Вдруг слышат, земля дрожит. Погоня за ними, значит.

Вытащила Гюлджамал гребень и бросила назад через левое плечо. Вырос лес сзади них, не пройти, не проехать. Чудеса чудесные. Повеселел Митяй. Знать, улыбается ему Судьба. И поехали они дальше, торопятся. А вскоре кони пали. Делать нечего - пошли они пешки. Видит Митяй наш стан, совсем близко. А погоня совсем близёхонько. Бросил Митяй дочку паши и к своим побёг.

- Братцы, - кричит, - братцы! Помогите!

Но вот чудо, не слышат его казаки и не видят. Тут погоня подоспела. Связали они Митяя и бросили поперёк седла. Вот оно, горе – горькое. Казнят теперь Митяя, лишат его молодой жизни. Слезами умывается Митяй, о себе горюет.

Предстал Митяй опять перед очами паши. Глядь, вводят Гюльджамал. Говорит паша: «Казачка не трогайте, не его вина. А вот дочь моя виноватая». Бровью повёл. Сорвал палач одежды с Гюльджамал. И стал её тело белое истязать. Отвернулся казак. Не в силах смотреть.

- Смотри, казачок, смотри. Впредь неповадно будет бегать, - говорит паша.

Утащили дочь паши в безпамятстве, а Митяя опять в тигулюевку увели. Сидит он там, душа томится. Совесть его мает. Нехорошо получается. Бросил дочь паши на растерзание.

Прошло много времени. Пришла к Митяю записка от Гюльджамал, мол де, жди полночи. Обрадовался Митяй, знать простила. В полночь дверь открылась, дочь паши на пороге. Кинулся к ней Митяй, прощения просит. Вышли они из темницы, на коней вскочили – и в путь. Утром только отдохнуть остановились. Слышат, а за ними опять погоня поспевает. Вытащила Гюльджамал платок и бросила его через левое плечо. Разлилось позади озеро широкое. Волны огромные по нему ходят. Поскакали дальше Митяй с дочкой паши. Запалили коней. Бросили, бегом побежали. Вот и стан казачий. Видно, как люди обед себе варят. Обрадовался Митяй. Уйдут на этот раз. Оглянулся - батюшки мои! А погоня совсем рядом. Забыл казак обо всём на свете. Бросил дочь паши, и к своим.

- Братцы! – кричит. – Братцы! Выручайте!

Да где там! Не слышат казаки призывы Митяя. Чудно как – то! Схватили Митяя, связали и обратно доставили. И опять та же картина повторилась. Истязали Гюльджамал до умопомрачения. Крепился казак, однакож измывалась его душа.

Посадили его опять в тигулюевку. Не находит себе места Митяй. Не идёт из головы дочь паши. В кратких снах является.

Вдруг в полночь дверь отворяется. Гюльджамал его к себе манит. Встал казак, понурясь, вышел из тигулюевки. Спит стража. Говорит ему дочь паши: «Вот тебе конь, возвертайся один к своим».

- Нет, - отвечает Митяй, - не могу. Не будет мне дороги без тебя в этой жизни.

Смотрит на Митяя дочь паши. То укоризна в глазах, то любовь. Эх, что тут думать!!! Вскочил Митяй на коня. Подхватил Гюльджамал, и к своим. Припала она к нему . Доверие заимела. Ехали – ехали, пал их конь. Пошли они пешки, за руки держатся. Чуют, погоня опять.

- Сделай что - нибудь, - просит Митяй. – Сотвори преграду какую – либо.

- Не могу, - отвечает Гюльджамал. – Нет более у меня ничего такого, чтобы чудо сотворить.

Видит Митяй, никак стан казачий. Схватил Гюльджамал на руки и к своим побёг.

- Братцы! Братцы! – кричит.

Услышали его казачки. Мигом на коней вскочили. Вот оно избавление. Обернулся Митяй – а погоня близка. Увидели турки, что казаки на помощь поспешают. Наставили ружья на беглецов. Закрыл собой Митяй Гюльджамал. Стоит на земле твёрдо. Легко ему - любовь ему силы даёт. Дали залп турки со всех ружей. Только неведомая сила пули от Митяя отвела. Кому эта сила неведома, а кому ведома.

Сотворилось чудо – на Митяе ни одной царапины. Обрадовался он. Сумел себя превозмочь. Тепло на душе, хорошо. Любовь тама - тако купается, плещется. И вспомнились тута слова старого Степана о том, что Спас такое есть. Улыбнулся Митяй. Обнял дочь паши, поцеловал. А тут казаки – станичники подоспели. С возвращением Митяя поздравляют, с молодой женой. Шутки шутят. Да не обидно вовсе Митяю. Радостно!!!

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить