Внешний человек

Внешний человек
«Человеком внешним» в традиции Спаса называют плоть человеческую. Глядя на то, как она  ветшает и изнашивается в течение жизни, подобно одеждам телесным, плоть, ...

Внутренний человек

Внутренний человек
ТРИГЛАВ ДУШИ И ОБРЕТЕНИЕ СИЛ Человек «нутренний» как прямое отражение Мира, есть совокупность и нераздельное единство трёх уровней и четырёх начал. Суть наша, - г...

Про Казака Никиту

Сказ про казака Никиту и Чертово отродие

Жил когда-то в нашей станице казак по имени Никита Живко. Справный был казак. Умел готовить пышный и вкусный хлеб, какой никто не умел готовить. Да чистую и крепкую водку, какой ни у кого не было.

Однажды осенью, уже в конце сентября, когда предгорные леса начали одеваться в золотые наряды, изумрудно-зеленая вода в реке стала такой прозрачной, что было видно, как колышет хвостами в заводях пятнистая форель, решил Никита отправится на охоту.

Весь день проездил он в горах, а когда начало смеркаться, был Никита от дома далеко. Решил он заночевать в лесу. Спешился, развел костер на поляне и заварил в походном казане добрый кулеш. Поев, задремал Никита, завернувшись в бурку.

Разбудил его громкий шепот и странные звуки, которые он услышал сквозь сон. Приоткрыл глаза казак и увидел, что костер почти погас, а вокруг мелькают странные тени. Не успел он еще ничего подумать, как кто-то подошел к костру, бросил в него охапку сухих веток и изо всех сил дунул в огонь. Вспыхнуло пламя и осветило поляну. И увидел Никита, что вокруг костра собрались бесы.

Все они пристально смотрели на него, и их глаза светились угольками. Не трус был Никита, но стало ему не по себе, и рука поднялась сотворить крестное знамение. В этот момент один из сидящих у костра громко кашлянул и сказал: "Не стоит, казак, креститься. Ни к чему. Свой крест ты потерял. Сам понимаешь, знамение тебе не поможет. А вот у нас к тебе дело есть!" Удивился Никита: «Что за дело у черта, ко мне может быть?»

- Надоело нашему племени горелое мясо грешников есть, и мы хотим научится готовить хорошую еду.

- А я тут чем смогу пособить?

- Знаем мы, что ты умеешь здорово кулеш варить, что твой хлеб- лучший в станице. Знаем и то, что водка у тебя такая славная, что все станица у тебя ее покупает к праздникам. Ты должен научить моих чертенят делать все это , да так, чтоб лучше тебя самого!

- Для того, чтобы все получилось лучше моего, нужно очень многое, чего у вас нет!

- А ты скажи, что нужно добыть или построить, и мы в один миг все сделаем!воскликнул старший бес.

- И вы меня после этого отпустите?

- А это все зависит от плодов твоего труда, - ответил черт.

Задумался Никита. Деваться некуда, не отпустят бесы.

- Ладно, - сказал он – так и быть.

- Но вначале надо построить мельницу, винокурню и печь для выпечки хлеба.

- Это не сложно. Где будем строить?

- Да здесь же. Место тут удобное. Река быстрая и не такая широкая, в самый раз, чтоб мельницу поставить.

И началась работа. К утру всё было готово. И печь для хлеба, и винокурня с котлами да ухватами и прочей утварью.

- Что делать дальше?- спросил старший бес.

- Нужно зерно, дрожжи, дрова, и можно начинать, – ответил Никита.

К полудню мельница начала молоть муку, а черти, белые от копыт до рогов, едва успевали оттаскивать мешки с мукой. Другие нечистые хлопотали возле печей, кололи и носили дрова. А к вечеру появился первый каравай хлеба и первые бутыли с водкой. Старший бес осушил кружку водки, откусил свежего хлеба и говорит:" Молодец, казак, как только научишь моих бесенят делать все точно так же, так и быть, поедешь домой. А сейчас устроим праздник."

Тут же вокруг винокурни запылали костры, и к ним стали стекаться бесы. Вскоре праздник вошел в разгар. И решил Никита избавиться от чертей, стал подсыпать в водку табак. А бесы и не заметили, что цвет и запах водки изменились. Они с жадностью выпили до дна каждую новую кружку и пьянели все быстрее и быстрее.

И вот между двумя бесами вышел спор, да не поделивши кружку, драться стали бесы. А вскоре уже вся бесовская братия дралась. Черти бросали камни, дрова, да и все, что в лапы попадется. Вскоре были разбиты и мельница, и винокурня, печь, а черти все дрались и дрались, и побоищу не было конца… Не стал Никита дожидаться конца чертенячей драки. Собрал свой мешок, вскочил на коня и поехал домой. Когда солнце окрасило первым лучом землю, он подъехал к окраине станицы.

Утром следующего дня в окно дома Никиты кто-то постучал. Когда он вышел, то увидел человека, закутанного в бурку с ног до головы. Подойдя ближе, казак с удивлением и ужасом увидел, что перед ним вовсе не человек, а бес стоит.

- Что тебе надо, поганый, оставь меня в покое!

- Оставлю, только спаси! Я не думал, что могут быть муки сильнее, чем в аду. У меня голова трещит от боли, я ни ходить, ни лежать не могу, в глазах темно… Слышал, есть у людей от этого средство!

Посмотрел Никита на беса и ему стало вдруг смешно и жалко этого черта. Весь он сморщенный, сгорбленный.

- То-то же, будешь знать, как других мучить. Ладно, обещаешь оставить меня в покое?

- Клянусь Сатаном! – прохрипел бес.

Никита на несколько минут скрылся в доме, потом вышел с полным ковшом крепкого рассола и подал его бесу.

- Пей!

Выпил тот ковш одним махом и сразу повеселел.

- Ну казак, век не забуду. А еще отблагодарю, знай это.

- Исчезни с глаз - лучшей благодарности для меня и не надо!

Черт исчез. А на следующий год жена Никиты, огород копала да на горшок с золотом наткнулась. Долго люди дивились, да завидовали Никите. А тот лишь улыбался в усы: «Видать здорово полегчало черту - а слово сдержал!»

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить