Внешний человек

Внешний человек
«Человеком внешним» в традиции Спаса называют плоть человеческую. Глядя на то, как она  ветшает и изнашивается в течение жизни, подобно одеждам телесным, плоть, ...

Внутренний человек

Внутренний человек
ТРИГЛАВ ДУШИ И ОБРЕТЕНИЕ СИЛ Человек «нутренний» как прямое отражение Мира, есть совокупность и нераздельное единство трёх уровней и четырёх начал. Суть наша, - г...

Сказка о великих состязаниях Верхнего Чародеева и Больших Колдунов.

 Давно ли это было, иль вчера, а может быть, завтра будет, уж и не помнит, не ведает добрый люд. Жили на севере, а может, на юге две деревеньки, да со страшными названиями, а звали их – «Верхнее Чародеево» да «Большие Колдуны».

И как следовало из названий, вверх по течению молочной реки жили сильные чародеи, а чутка пониже - могучие колдуны. В каждой деревне хранились очень тайные знания того, как колдовать да раскидывать чары. А простого люда там вовсе не было, все были чудные, чудеса умели делать.

Разные чудеса делали. Чародеи умели шевелить ушами, пучить глаза и раздувать ноздри, и было это настолько сильно страшно, что прохожий путник сторонился Верхнего Чародеева. Ну, а как еще быть, когда идешь по тропинке, а тебе навстречу выскакивает человек и начинает глаза пучить, шевеля ушами. Так и пошел слух по всей земле, что сильно страшные живут в Чародееве. Большие колдуны же не желали отставать в силе своих чар и тоже владели очень сильным колдунством. А умели они хмурить брови, дергать из бороды волосы, надувать щеки, вращать руками и ходить задом наперед. Да и во внешности своей сильно отличались они.

Чародеи были все камнями увешаны, лысые, бритые, на руках перстни, да кольца заморские, вониями всяческими пропахшие, ходили да мылись по дюжине раз на день, так как жарко у них было, и изрядно потели все время. Сами же себя предпочитали они называть - дивными. Ибо дивностью и особенностью своей сильно гордились да кичились. Мясо почти не ели, ибо способность пучить глаза, да шевелить ушами могла пропасть. Балакали они часто не по-нашенски, как начнут говорить заклятья всякие: «Траямхерам похерам мааритаат мармелад маринад» - понимать они и сами смутно понимали, что лопочат, но слыша сей разговор, тот несчастный, что забредал в их деревеньку, вовсе мог спятить. Вот так все и было, так о них народ сказывал, да побаивался страхом не простым, а заморским, вдруг порчу какую чародеи наведут.

Колдуны же, напротив, ходили заросшие, лохматые, не брились вовсе, а кто сильно волосат был, тот особым почетом у них пользовался. Колец и камней много не таскали, так, бывало, одно серебряное колечко оденут, но все непременно хитрое с символами тайными. В одежде же свои пристрастия имели, любили в длинные до колен рубахи одеваться, да расшитые, как женский сарафан. На голову одевали веревки плетеные, чтоб волосы не выпали, да борода была шелковистая. Мылись не редко, не часто, как придется, зловонием не страдали, но иногда пованивали в целях исключительно лечебных. Сами о себе говорили: «Мы сильные волшебники!» - почему волшебники, никто не знал, ведь, вроде, колдунами деревеньку кликали, но вот так повелось. Ели колдуны все подряд, ибо считали, что чем больше в рот набьешь, тем больше потом можно будет щеки надуть во время колдунства.

Так жили обе деревеньки, не тужили, да вот прознали о соседстве своем. И решили обе послать гонцов да соглядатаев, дабы узнать, и вправду ли так страшны соседи, как их малюют.

Вышли, значит, гонцы на дорожку и отправились в гости к соседям. Идут оба, ухмыляются в предвкушении.

А звали сих посланцев наших Траямпобокам и Задосвет. Траям славился в своем селе исключительно большими глазами, что чародейской силой обладали, а означало сие, что пучил он их особо сильно. Задосвет же свой дар имел, самую длинную бороду в своей деревне, да такую, что мог себя в нее завернуть.

Долго ли, коротко ли шли путники, лесами шли, полями да все вдоль реки великой и не заметили, как на одну тропку забрели. Увидели они издали друг дружку и думают; “Надо бы на путника, что навстречу идет, колдунство да чародейство напустить”. Пошел Задосвет задом наперед, да руками замахал, свое колдовство творя. Траямпобокам не растерялся и думает: «О, как идет человек, наверное, колдун сильный, а применю-ка я к нему свое чародейство!» и давай ушами шевелить да ноздри раздувать.

Дует Траям, раздувает ноздри, а Задосвет, на тебе, идет задом наперед, да не видит перед собой чародейства грозного, да и вообще ничего перед своим задом не видит. Траям же пуще прежнего дуть в ноздри стал, а ушами так зашевелил, что будь тогда ветер, то подхватил бы его и унес в чащу лесную. Так и продолжалась схватка кудесников, пока Задосвет не врезался в Траяма своим задом и оба на траву не повалились. Тут они как от сна очнулись, повернулся Задосвет к Траяму и думает: «Во как! Не действует на этого чародея мое колдунство, но ничего!!! Сейчас буду колдовать, да с бороды волосья драть, и тогда точно испугается чародей и сбежит с позором, а я пойду в деревню и все узнают, что мы-то, колдуны, посильнее будем!». Тем временем, Траям, не ожидав такой развязки, подскочил и думает: «Какой странный этот колдун, не подействовали на него мои уши, так, значит подействуют мои большие глаза! Заглянет он в них и обуяет его ужас заморский, побежит он к своим немытым братьям и скажет, что не видал сильнее и страшнее кудесника, чем Траям из Чародеева.» Так и получилось. Стоят волшебники друг напротив друга, как две скалы, один глаза пучит так, что кажется, выпасть могут, а другой хмурит брови, да волосы с бороды дерет. Ночь прошла, день прошел, а они все стояли и стояли. У Траяма глаза кровью залились, у Задосвета борода поредела, но сдаваться не желали они. Уже в деревнях их забеспокоились, где же гонцы их скорые, не пропали ли они. Уже стоять не могли ратники, сели друг напротив друга, а бой свой волшебный не прекращали. Так и упали в беспамятстве, у одного три волосинки в бороде осталось, а у второго глаза красные и навыкат.

Спохватились жители деревушек и пошли на помощь к своим посланникам. Первыми на выручку подоспели колдуны из больших колдунов. Смотрят на поле чародейской брани и дивятся: лежит их гонец без сил, а рядом чародей слащавый. Ну, делать нечего, подняли Задосветушку и в родный дом потащили. Следом прибежали чародеи глядят, а Траям лежит сраженный, в глаза пораженный. Подняли его родные, да назад понесли.

Оклемались герои и давай ответ держать, как была битва и как проходила, да чем поразил их супостат из соседней деревни. Долго дивились соратники на рассказы Задосвета и Траяма. И решили в обеих деревнях совет держать. Старики спрашивали, как же так получилось, что самые сильные колдунства не подействовали и даже махание ушами впрок не пошло.

Так бы все пыхтением да удивлением и закончилось, если бы в это время через Большие колдуны не проходил умелец один. А то был не просто умелец, то самый главный городской шаман был по прозвищу Ахиней Сансарович Цыгунский. Слушал он, как колдуны думу думают, и вдруг как вскочит, да и молвит всей деревне: «Браты колдуны! Я тожа колдун, только я шаман! Нас на земле очень мало осталось, знания мы несем! Знаю я секрет один, как помочь вашему горю! Помогу я вам, добрый я человек, только покормите меня, да коня дайте, да бубна мне не достает, а то какой я шаман без бубнов-то.» Посовещались колдуны, подарили Ахинею коня да бубен и собрались, чтоб секрет великий поведал шаман. Тут Ахиней и говорит: «Ну, что задобрили вы меня, послужу и я вам. Поезжайте в страну, где люди в спячке сидят, они знают очень сильные колдунства, знают секрет большой, что силу даст вам чародеев победить, да глядите по дороге, не попадите в лапы злых серых сил, а то поймают они вас и не видать вам света очень сокрытого! Отсель всем все прощаю, извольте откланяться!»

Не успели Колдуны снарядить в дорожку своего героя, как Ахиней уже в Чародееве появился. Прискакал на коне к сельчанам и говорит: « Беда, други! Беда! Колдуны-то, что соседи ваши, гонца отправили за секретом секретным, за тайною тайной, узнают они эту тайну и станут самыми сильными волшебниками, а вы пропадете совсем. Но я добрый человек, я-то тайну знаю, и коль поможете мне, Ахинею, помогу и я вам. Покачали головами чародеи, да делать нечего. И говорят: “Чего хочешь ты Ахиней по батюшке Сансарович? Что взамен просить будешь?”Тут Ахиней и говорит: “ Я шаман простой, мне много не надо. Яранги у меня нет в центре града московского, подарите ярангу, я и скажу, где хранится великий секрет”.

“Будь по твоему!”- сказали Чародеи, благо за время, пока деревня людей пугала, много добра себе прижила.

Получил Ахиней, себе ярангу новую и говорит: «Значит, пойдете в земли дальние, где сидят старцы старые, есть у них писульки древние, что хранят секрет, как колдунов по миру пустить, да серых на тот свет отправить, ищите их в месте, где семь рек белых течет». Вымолвив это, ускакал Ахиней, и больше о нем никто ничего не слышал.

Колдуны люди умные, думали да гадали, кого же послать на новый подвиг. Да послали опять Задосвета, но и в Чародееве изменять традиции не стали, снова Траямпобокам собрался.

Сборы были небольшие, Задосвету дали палку, что посохом назвали, и наставление, мол, давай не подведи, а пока ходить будешь, и борода отрастет. Траям же, как полагается, вымылся весь с ног до головы, опять вымылся, и дали ему в дорогу сильное слово из тех, чем сами чародеи пользовались, да пояснили, мол, говори: «урваларукамина рукамикрюками дас!» и тогда не надо будет тебе мыться по дюжине раз за раз. Так и простились волшебники со своими деревеньками.

Шел Задосветушка долго ли, коротко ли, борода уже отросла. А мужиков, что спят в горах, так и не мог найти, всех проходящих спрашивал, мол, ну что же, где же те мужики, что сидят с секретом великим? Язык, как известно, и до Киева доведет и довел он Задосвета до гор высоких. Нашел он там и мужиков синих с третьим глазом, что на затылке. А они ему и говорят задумчиво «Зачем ты Задосвет нас будишь?»

Не растерялся Задосвет и давай испытывать, мужиков этих. Стал брови хмурить и руками махать, но волосы драть побоялся, а вдруг мужики по бокам надают. Смотрит, не действует колдунство на мужиков, знать, те, про кого Ахиней говорил. Тогда и стал ответ держать. Мол, так и так приключилось.

Посмотрели на него Синие мужики и сказали: «Ну, что, надо тебе в леса идти, где старцы старые сидят да писульки хранят, они тебе все и на все и ответят».

Путь Траямапобокама был тоже долог, жил он на то, что люди добрые подадут, не мылся, а все слова читал, смердело от него порядком, но чувствовал он себя хорошо. Люди его простые побаивались, но сжалились над убогим чародеем и показали, как до стариков старых добраться, что писульками старыми владеют. Пришел он к ним.

А они его и спрашивают:”Тебе, смерд смердящий, чего надо?”

А Траям и говорит. “Надо мне секрет секретный, который вы там, в писульках держите, чтоб больших колдунов победить”.

Нахмурились старцы старые, но раз дело такое сильное, надо помочь путнику. И говорят: «Иди ты, родный человек, в горы высокие, где мужики синие в спячке сидят, они тебе все и откроют».

Идут два путника по дороге, завидели друг друга и думают: «Не, на этот раз битвы не бывать, надо за секретом идти”, так по кустам друг от друга и пробирались, пока из вида не скрылись.

Пришел Задосвет к старикам старым и говорит, мол, “Послали меня к вам Синие мужики, что в спячке сидят”.

А старики и отвечали: ”Ну, что же, длинный путь ты проделал, расскажем мы тебе секрет великий. Не получилось у вас чародеев перечуфырить, так то не беда. Вы к ним не ходите, вы в народ ходите. Те вашего колдунства сильно боятся, а многие и научиться хотят. Вот вы и ходите по городам, секреты давайте, да не забывайте, кто больше в колдуны обратит, тот и станет самым сильным волшебником. А теперь ступай!”

Пришел Траямпобокам к мужикам, а они ему тот же секрет открыли, что старики старые Задосвету поведали.

Пришли герои в свои деревни и рассказы сказали о словах мудрых мудрецов. Подумали старейшины в Чародееве, да и в Колдунах, затылки почесали, да и согласились с мудрецами мудреными. С тех пор так и повелось, ходят сильные колдуны да чародеи по нашему царству-государству и посвящают всех в волшебники сильные. А когда встречаются друг с другом, то глаза пучат да хмурятся. Один Ахиней Сансарович сидит в своей яранге и в ус не дует! Тако есть, тако яси, тако буде! Ом!

Посвящается сей сказ всем ищущим тайных тайн, мудрости мудрой да славы славной!

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить